Тел. +7 (495) 241-12-69  Email zapros@advokatgoloveshkin.ru
Семеновская набережная, д. 2/1, стр. 1, офис 217 (м. Электрозаводская)

Практика по ч.1 ст. 18.15 КоАП РФ

Симоновский суд г. Москвы
Состав:
судья: С.А.
обвиняемый К.С.,
защитник обвиняемого: адвокат Головешкин И.В.
переводчик Т.Б,
При рассмотрении дела об административном правонарушении по ч.1 ст. 18.15 КоАП РФ, в отношении К.С. судом было установлено:
Согласно протоколу No1087, --.--.-- г. около 14-15 было обнаружено, что гражданин Таджикистана К.С., выступающий в качестве индивидуального предпринимателя, привлек к труду в РФ гражданку Таджикистана Х.Б., 18.01.1986 г.р. в качестве официантки с отсутствием у неё разрешения на выполнение этого рода деятельности. На время проверки она производила вытирание стола в кафе «Ждайн» по адресу: г. Москва, ул. Сормовская.
В суде К.С., не признал свою вину, аргументировав это тем, что Х.Б. в кафе «Ждайн» не работает, а является супругой его брата. Она зашла в кафе перекусить и во время проверки руководствуясь благими намерениями убрать пластиковую посуду, что должна быть выброшена после использования. И при К.С. не были разъяснены его права на адвоката и переводчика в случаях получения от него объяснений сотрудником УФМС и при оформлении протокола. Он хорошо знает таджикский язык, являющимся для него родным. Во время учебы у него были плохие оценки по русскому языку, и поэтому русскоязычные тексты он воспринимает на низком уровне, порой не понимая текстового смысла. В РФ он проживает примерно 3 года. На русском языке он объясняется с акцентом, не всегда понимая фраз собеседника. То, что было написано им печатными буквами и зачитанное в суде не соответствует реальному положению дел.
Выслушав К.С., мнение его адвоката Головешкина И.В., заявившего о факте нарушения прав его подзащитного должностным лицом при оформлении дела и внимательно изучив имеющиеся материалы суд сделал следующие выводы:
Судьей Симоновского районного суда г. Москвы протокол от --.--.-- г. об административном правонарушении, основанном на ч.1 ст. 18.15 КоАП РФ в отношении К.С. по этому делу и все материалы по нему, были возвращены в Отдел УФМС с целью устранить все минусы протокола и предоставить дополнения имеющихся материалов. ТВ частности, было указано, что в нарушение требований ч.2 ст. 24.2 и ч.1 ст. 25.1 КоАП РФ при оформлении протокола No 1087 от --.--.-- г. в отношении К.С., гражданина Таджикистана, и при его объяснениях, не была определена степень его владения русским языком и не давались разъяснения его право на использование переводческих услуг.
Объяснение К.С. от --.--.-- г. было явно получено при нарушении КоАП РФ. Помимо этого, в объяснении К.С., присутствует его персональная запись по поводу несогласия с обвинением, входящим в противоречие с печатным текстом этого объяснения.
Из имеющихся материалов по делу следует, что указанные минусы не были устранены.
Суд установил, что К.С., не владеет русским языком, на котором производится его дело, в минимальном объеме, который позволил бы ему иметь представление о смысловом содержании проводимых процессуальных действий и суть обвинения по протоколу. Также никак не оспариваются его доводы о недостаточной степени владения русским языком. Поэтому для него судом был предоставлен переводчик.
Но все же в процессе формировании дела для К.С. не предоставили ни адвоката, ни переводчика.
В деле содержится единственное объяснение К.С. от --.--.-- г., в котором нет изложения содержания ст. 25.1 КоАП РФ и ст. 51 Конституции РФ, но есть ссылка на то, что К.С. был предупрежден по поводу ложных показаний, что невозможно при обвинении в административной ответственности. В протоколе от --.--.-- г. после возврата для устранения недостатков есть лишь запись, свидетельствующая об отказе К.С. от повторной дачи объяснений и переводческих услуг. Но информация о том, нужны ли ему услуги адвоката отсутствуют. Подобное нарушение имеет место и в объяснениях К.С. от --.--.-- г.
Именно поэтому, вышеприведенные объяснения и протокол, поскольку они обретены с нарушением закона не могут быть допущены в качестве доказательств. По этой причине другая информация по делу не могут быть основанием для того, чтобы привлечь К.С. к административной ответственности.
Объяснения, предоставленные понятыми Ф.А. и Ю.К. от --.--.-- г., также были получены при нарушении КоАП РФ, ввиду того, что они не могут быть свидетелями данного правонарушения, поскольку данные об этих лицах в качестве понятых были вписаны в протокол --.--.-- г.
Опираясь на ст.29.10 КоАП, суд принял постановление:
Прекратить дело по ч.1 ст. 18.15 КоАП РФ в отношении индивидуального предпринимателя К.С. по причине не имеющегося в его деяниях состава административного правонарушения.