Прокурор обратился в суд с заявлением о признании Кириллова ограниченно дееспособным. В заявлении отмечалось, что одинокий Кириллов, проживая в комнате съемной квартиры, злоупотребляет спиртными напитками, нарушает покой соседей, которые обратились в прокуратуру с просьбой принять в отношении Кириллова необходимые меры. К заявлению прокурора была приложена копия справки психоневрологического диспансера, в которой было сказано, что Кириллов — хронический алкоголик и нуждается в ограничении дееспо

Намерение Кириллова обжаловать решение суда, признавшего его ограниченно дееспособным, правильное. И перспективы такого обжалования, можно допустить, будут положительными.
Так, в силу действующих норм Гражданского Кодекса никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе как в случаях и порядке, установленных законом.
Для решения вопроса об ограничении дееспособности гражданина необходимо наличие в совокупности следующих условий: 
а) злоупотребление им спиртными напитками, наркотическими средствами либо психотропными веществами, 
б) поставление своей семьи в тяжёлое материальное положение.
Как видим из условия задачи, заявление на имя прокурора поступило от соседей по коммунальной квартире, а не родственников, членов семьи Кириллова, предусмотренных Гражданско-процессуальным Кодексом, то есть от посторонних лиц. Прокурор, безусловно, вправе обратиться в суд о признании гражданина ограниченно дееспособным, аргументируя свое заявление. Но он не учёл вышеназванные условия, предусмотренные законодательством. Кириллов - одинокий человек. Да, он, по мнению психоневрологического диспансера, хронический алкоголик и нарушает покой соседей по проживанию, однако для привлечение его к ответственности за нарушение общественного порядка, лечение от алкогольной зависимости необходима совершенно иная процедура, к примеру, административная. Суд в данном случае, по нашему мнению, вынес неправомочное решение, которое будет отменено вышестоящей инстанцией.